«Надежда, как всегда, умирает последней». Один из пострадавших подрядчиков рассказал о долгах Минобороны

0
567

Борис Титов призвал Минобороны погасить долги перед подрядчиками со стороны ликвидированного Спецстроя на 34 млрд рублей. К бизнес-омбудсмену обратились несколько пострадавших компаний

«Надежда, как всегда, умирает последней». Один из пострадавших подрядчиков рассказал о долгах Минобороны

Обновлено в 14:37

Минобороны должно бизнесу 34 млрд рублей, подсчитали в аппарате бизнес-омбудсмена Бориса Титова. Речь идет о долгах перед подрядчиками со стороны предприятий Спецстроя, которые занимались военными стройками. В своем письме первому замминистра обороны Руслану Цаликову, которое есть в распоряжении РБК, Борис Титов говорит о «множестве неурегулированных невыплат».

В аппарат омбудсмена обратились несколько пострадавших компаний. Среди них компании «Пери», «Воздухотехника» и «ЭЗОИС-Юг». Долг только перед ними составляет около 600 млн рублей. В списке множество других экс-подрядчиков ликвидированного несколько лет назад Спецстроя. Несмотря на решения судов о взыскании, деньги не поступают.

Business FM связалась с одним из пострадавших субподрядчиков, Даниилом.

«Надежда, как всегда, умирает последней. Но проблема в том, что к Титову мы обращались вот уже второй раз, это уже реакция на наше второе обращение. На первое обращение они направили соответствующий запрос в Генеральную прокуратуру, Генеральная прокуратура это спустила в Главную военную прокуратуру, и, собственно, все так же спустилось вниз, как мы и обычно жаловались. Прокуратура снова фиктивно провела проверку и не нашла никаких нарушений. У нас уже по общению с прокуратурой большие папки бумаг скопились. Сначала они нам отвечали на двух листах, потом на трех листах, потом на четырех листах: вы тогда-то заключили договор, тогда-то исполнили, тогда-то просудили, у вас там исполнительное производство, и в конце любимая фраза — «денег нет». Так проверки и проводятся. Мы очень надеемся, что этот вопрос с помощью него будет разрешен, потому что неоднократно также кулуарно общались. Решения должны приниматься на самом высшем уровне, поскольку эти деньги нужно откуда-то взять, выделить, заплатить и уже в последующем закрыть этот вопрос. А деньги, как видите, достаточно большие. Имущества, которое сейчас есть у ГВСУ-14, ГВСУ-12, явно недостаточно. Банкротство они не вводят, они тянут эту процедуру. Они реализуют имущество через приставов. Если нам должны больше 100 млн, что греха таить, буквально на этой или на прошлой неделе нам целых 200 тысяч рублей пришло».

Спецстрой был создан в 1951 году и просуществовал 65 лет. Ему принадлежало 19 предприятий, в них работало около 38 тысяч человек. В 2016 году президентским указом Спецстрой был ликвидирован. Как указывают в аппарате Бориса Титова, к тому моменту долги агентства достигали 210 млрд рублей.

В Минобороны заявляли, что агентство закрыли из-за плохой организации работы с субподрядчиками. Генпрокуратура сообщала, что ликвидация Спецстроя произошла из-за хищений на стройках важных гособъектов, в частности космодрома Восточный.

Долги на 34 млрд — сумма большая, но в сравнении с прочими тратами вполне посильная для возмещения, считает советник бизнес-омбудсмена Антон Свириденко.

— Надо отдать должное этим предпринимателям, которые, понимая риски работы в этой сфере, все-таки берутся за строительство военных объектов. Конечно, они рассчитывают на то, что получат деньги, но с этим полное безобразие. К нам обращений поступило на 600 млн рублей, а всего, мы посчитали сейчас по открытым данным, по судебным производствам еще осталось 34 млрд этих долгов. Какие причины неоплаты? Слабая дисциплина, хищения. Сложно разобрать все эти деньги на кусочки нам, потому что все-таки мы не владеем такой информацией, но эти причины можно предположить.

— Какова перспектива разрешения этой ситуации?

— В открытых источниках мы познакомились с данными о том, что ЦЖКУ — Центральное жилищно-коммунальное управление Минобороны — за последние три года погасило задолженности только по коммунальным долгам на 100 млрд рублей, поэтому мы считаем, что ничего непосильного нет. И сам гособоронзаказ у нас вообще на несколько триллионов рублей, то есть на этом фоне 34 млрд — сумма все-таки реальная. Другое дело, где могут быть источники этих средств. Конечно, эти ГВСУ продолжают хозяйственную деятельность, и значит, из их доходов, из их прибыли эти средства должны компенсироваться.

Невыплаты Минобороны небольшим подрядчикам — проблема систематическая, однако министерство в большей мере заложник ситуации, считает военный обозреватель газеты «Комсомольская правда», полковник в отставке Виктор Баранец.

«Надежда, как всегда, умирает последней». Один из пострадавших подрядчиков рассказал о долгах Минобороны

Виктор Баранец военный обозреватель газеты «Комсомольская правда», бывший пресс-секретарь Минобороны России, полковник в отставке «Минобороны не всегда сверху в соответствии со статьями военного бюджета в нужном объеме и в нужное время получает деньги. И вы понимаете, что есть крупные, гигантские оборонные заказы, конечно, прежде всего там, где речь идет о десятках тысяч людей, эти вопросы решаются. А мелкие — по мере поступления денег в казну Минобороны. А какие гигантские заказы идут, какое количество заказчиков! Там же их тысячи. Я служил в министерстве обороны начиная с конца 80-х и знаю, какая это болячка. Вы бы только знали, какие там свары бывают, сколько там нервов — тонны потрачены, пока в конце концов министерству обороны не удается выбить фактически из государства деньги, которые оно должно своим подрядчикам».

Фактическим преемником Спецстроя стала Военно-строительная компания, она единственный претендент на освоение 1 трлн рублей из бюджета.