Меры валютного контроля постепенно превратятся в систему внешнеторговых расчетов

0
37

Система частичного валютного контроля будет дополняться новыми элементами. Правительство и ЦБ готовят необъявленные «системные решения» по внешнеторговым расчетам, 43 группам под валютным контролем позволят в рамках лимита погашать внешний долг, также, по данным «Ъ», Минфином готовится документ, который обяжет ряд компаний отчитываться о своих валютных активах и обязательствах за рубежом.

Меры валютного контроля постепенно превратятся в систему внешнеторговых расчетов

Правительство совместно с Банком России готовят «системные решения», которые увеличат доступность расчетов с иностранными контрагентами, заявил премьер-министр Михаил Мишустин, выступая на международном экспортном форуме «Сделано в России-2023». Впрочем, компании и сейчас «находят возможности рассчитаться с контрагентами вопреки всем ограничениям», добавил он, отметив необходимость создания «собственной или созданной с партнерами инфраструктуры внешней торговли».

Деталей этих решений пока нет, сообщили «Ъ» в пресс-службе Белого дома, последней облегчающей расчеты мерой стало опубликованное в конце сентября распоряжение правительства, которое утверждает список стран, банки и брокеры которых будут допущены к торгам на российском валютном рынке.

Упоминание премьер-министром «системных решений» позволяет предположить, что де-факто изменения в системе контроля движения капитала, спровоцированные курсовыми движениям августа—сентября, не будут ограничены только новыми запретами, администрированием и усилением отчетности — это лишь промежуточный вариант, конечная версия модели регулирования финрынков в итоге будет шире. Вчера появилась первая и пока недостаточная информация о других составляющих этой модели.

По данным «Ъ», среди них — ужесточение контроля за валютными потоками компаний в постоянном режиме, а не в экспериментальном режиме полугода, как предполагал указ.

Напомним, что на фоне ослабления рубля беспокойство бизнеса вызвали меры усиления контроля за валютными потоками. Речь как о привязанных к курсу рубля (они начинают действовать при курсе доллара выше 80 ₽ и составляют 4−7% в зависимости от курса) экспортных пошлинах на широкий список товаров, так и об указе президента об обязательной продаже валютной выручки отдельными крупными экспортерами. С 16 октября экспортеры из закрытого перечня обязаны зачислять на свои счета в российских банках не менее 80% валюты, полученной по экспортным контрактам, чтобы затем продавать не менее 90% этих сумм на внутреннем рынке.

Как следует из опубликованного вчера постановления правительства, экспортеры из списка, обозначенного в указе (всего это 43 группы компаний), должны будут обеспечивать исполнение требования по валютной выручке своими «дочками», в том числе за рубежом.

При этом по решению правкомиссии могут приниматься исключения из указа — компании из списка смогут не продавать валюту в объеме, соответствующем объемам погашения ими внешнего долга. Вероятно, это предполагалось и текстом самого указа, который останется закрытым так же, как и перечень 43 групп, на которые он распространяется.

Помимо этого, по данным «Ъ», Минфин подготовил проект документа, обязывающего компании с 1 января декларировать зарубежные активы и обязательства.

Список компаний будет включать в том числе дочерние и иностранные дочерние структуры — его подготовкой занимается ЦБ.

В Минфине вчера отказались комментировать проект. Напомним, ранее предполагалось, что контролироваться (Росфинмониторингом) будут только потоки валюты, но не активы и обязательства.

Отметим, что пошлины на экспорт из РФ, зависящие от курса (который пока укрепился недостаточно для того, чтобы считать меры Белого дома сработавшими), остаются более влиятельным инструментом на макроуровне, чем выборочный валютный контроль. Первый вице-премьер Андрей Белоусов вчера сообщил, что экспортные пошлины, которые для ряда секторов считаются чувствительными и ограничивающими экспорт (и в силу этого способны через сокращение общего экспорта ослаблять в будущем платежный баланс, а это потенциально девальвирует рубль), позволяют изъять у экспортеров от 30% до 40% дополнительного дохода от слабого курса рубля.

Наиболее чувствительными новые требования оказались для экспортеров с низкой маржой, работающих на конкурентных рынках, — введение пошлины вынуждает их повышать цены на продукцию, что несет риски потери конкурентоспособности по сравнению с поставщиками из Китая, Турции или местными производителями, говорит собеседник «Ъ» на рынке.

«Это не общая история, но для многих влияние на маржу окажется значительным, — признает он.— Для бизнеса комфортнее более предсказуемое регулирование, учитывающее ситуацию компаний, находящихся на разных этапах инвестиционных циклов, — это гораздо лучше, чем внезапное изменение правил».

В прошлом году почти половина экспортеров, опрошенных компанией «Яков и партнеры» (220 компаний), отмечали падение экспортной выручки — эта тенденция не коснулась только химпрома, металлургии и АПК, в остальных секторах спад превышал 15%. Суммарный же несырьевой неэнергетический экспорт сократился по итогам года на 1% — до $189 млрд ($191 млрд годом ранее), доля верхних и средних пределов в нем снижалась, а нижнего — выросла с 36% до 44%. В результате чуть больше половины компаний переориентировались на рынки «дружественных» стран, остальные — на внутренний.

В ближайшие три года, однако, 70% опрошенных ждут роста экспортной выручки на 10−30%. Две трети уверены, что могут конкурировать как по цене, так и по качеству.

Отказ зарубежных компаний (в частности, трейдеров) от работы с российскими привел к «выпрямлению» цепочек поставок, но компании отмечают, что «крайне тяжело нести финансовую нагрузку по освоению дружественных стран одновременно с инвестиционной нагрузкой по развитию производства», цитируют авторы исследования одного из респондентов.

Перенос поставок на азиатские рынки также сопровождался выраженным снижением маржинальности российских производителей — местные импортеры в Китае требуют дисконта, если являются основным покупателем. Это отчасти объясняет, почему экспортеры считают ближнее зарубежье и Ближний Восток более перспективными рынками, интерес же к более крупным, но и более сложным, по мнению экспортеров, рынкам Китая, Индии, Турции и стран Юго-Восточной Азии остается менее выраженным.

Татьяна Едовина, Дмитрий Бутрин, Евгения Крючкова