Турция сообщила о «нейтрализации» более сотни сирийских военных

0
449

Таким образом Анкара ответила на гибель пятерых турецких военнослужащих в Идлибе. Вице-президент республики Фуат Октай заявил, что Турция намерена сохранить военное присутствие в сирийской провинции

Турция сообщила о «нейтрализации» более сотни сирийских военных

«Обстреляны 115 целей сирийской армии, поражена 101 цель, в том числе уничтожены три танка и подбит один вертолет. Операция продолжается», — приводит РИА Новости заявление Минобороны Турции. В понедельник, 10 февраля, Анкара обвинила силы Башара Асада в обстреле еще одного турецкого наблюдательного пункта в Идлибе, в результате которого погибли пятеро турецких военнослужащих.

Как сообщил пресс-секретарь турецкого лидера Ибрагим Калын, турецкая сторона информировала российскую делегацию, что атаки на турецких военных неприемлемы и впредь будут получать самый решительный ответ, и призвала Москву выполнять взятые на себя обязательства по Идлибу. О позиции Анкары рассуждает турецкий политолог, доцент Университета экономики и технологий торговой палаты и биржи Турции Тогрул Исмаил.

Турция сообщила о «нейтрализации» более сотни сирийских военных

Тогрул Исмаил профессор Университета экономики и технологий торговой палаты и биржи Турции «Идлиб входит в одну из четырех зон, которые были объявлены еще в 2017 году зоной деэскалации. Турция там создала 12 пунктов контроля, и сейчас режимовские силы наступают. Буквально недавно было вероломное нападение на конвой, погибли у нас несколько солдат. Сейчас то же самое: опять же нападение, и, естественно, Турция дала отпор. Я думаю, это будет до тех пор, пока сирийская сторона не поймет, что Турция все-таки насколько серьезная. Президент страны [Реджеп Эрдоган] об этом предупреждал и господина Путина, и сирийский режим».

Инцидент в Идлибе, в результате которого погибли пятеро турецких военных, стал уже вторым случаем прямого обмена ударами между армией Турции и силами Асада. На прошлой неделе в ответ на гибель восьмерых турецких военнослужащих Анкара нанесла удар по сирийской армии — по турецким оценкам, погибли более 70 сирийцев; по сирийским, ранены менее десяти человек. О реакции турецкой прессы рассказывает председатель «Платформы диалога России и Турции» Ахмед Ахмедов.

Ахмед Ахмедов председатель «Платформы диалога России и Турции» «Разные каналы по-разному комментируют. Но есть версия, что это может быть и провокация, направленная на то — как это было во время убийства российского посла, — чтобы Россию с Турцией поставить в противовес. И мы сидим, выжидаем, какие же будут следующие шаги. Но жаль турецких солдат, потому что многие даже внутри страны говорят, ради чего и ради кого они туда пошли, если Эрдоган ратует за территориальную целостность Сирии, то за кого и за что они погибли?»

В Кремле обострение в Идлибе пока прокомментировали лаконично. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков заявил, что Москва «сохраняет обеспокоенность», но планов по контактам Владимира Путина и Реджепа Эрдогана пока нет. Учитывая, что гибель каждого турецкого солдата — это репутационные издержки для Анкары, как может развиваться ситуация? Рассуждает руководитель научных исследований в институте «Диалог цивилизаций» Алексей Малашенко.

Алексей Малашенко руководитель научных исследований в институте «Диалог цивилизаций» «Такое ощущение, что ситуация вот в треугольнике Сирия — Турция — Россия достигла крайней точки напряженности. Но дело в том, и, наверное, это хорошо, что победителей здесь быть не может. Поэтому продолжение — это опять переговоры, опять консенсус — очень непростой, очень сложный. Я думаю, что каким бы ни был вариант — лучшим, худшим, — будут переговоры. А кто потом будет доказывать, что мы опять победили, мы опять получили какие-то преимущества, — это чистая пропаганда».

Москва ранее объяснила наступление Асада на Идлиб военной необходимостью. В заявлении российского МИД говорилось о тысячах атак вооруженных формирований на позиции сирийской армии и использовании террористами мирных жителей в качестве «живого щита». Анкара, Вашингтон и их союзники не верят в версию о вынужденном оборонительном наступлении и обвиняют Дамаск в попытке силового захвата последней зоны деэскалации в нарушение договоренностей.