Суд дал Карине Цуркан 15 лет по делу о шпионаже

0
17

Бывший член правления «Интер РАО» Карина Цуркан получила 15 лет колонии по делу о шпионаже, связанном с поставками электричества на Украину. Защита связывает ее преследование с конфликтом с властями Приднестровья.

Суд дал Карине Цуркан 15 лет по делу о шпионаже

Мосгорсуд приговорил бывшего члена правления госкорпорации «Интер РАО» Карину Цуркан к 15 годам колонии по обвинению в шпионаже. Такое решение вынес судья Андрей Суворов, сообщили РБК в пресс-службе Мосгорсуда.

Цуркан была арестована в июне 2018 года после по меньшей мере трехлетней оперативной разработки, ее дело стало одним из самых громких дел о шпионаже в России последних лет. Гособвинитель Борис Локтионов (заменивший прокурора Амалию Устаеву, ушедшую в отставку в середине процесса) просил назначить Цуркан 18 лет колонии — срок, близкий к максимальному.

Адвокаты и сама Цуркан, которая в начале 2020 года была ненадолго освобождена из-под стражи, утверждали, что дело строится на фальшивых доказательствах и что оно может быть связано с конфликтом Цуркан с властями Приднестровья, с «рейдерским захватом» ее должности или с попыткой спецслужб отвести удар от «настоящего» шпиона.

Что вменяли Цуркан

В окончательном обвинении утверждалось, что Цуркан в 2004 году была завербована полковником молдавских спецслужб Александром Попеску и негласно сотрудничала с молдавской Службой информации и безопасности (СИБ). Цуркан якобы имела оперативный псевдоним «Карла» и весь этот период получала вознаграждение в крупном размере (его сумму Следственное управление ФСБ не уточняло, утверждал защищающий Цуркан адвокат Иван Павлов).

В середине 2015 года Цуркан, по версии следствия, направила в молдавскую спецслужбу секретную информацию о поставках электричества из России на территорию Украины, полученную от замминистра энергетики Вячеслава Кравченко. Так, Цуркан участвовала в подготовке засекреченного письма Минэнерго в правительство, а затем — в правительственном совещании, по итогам которого было составлено засекреченное поручение президента. Эти материалы Цуркан, как утверждается в деле, в сентябре 2015 года передала СИБ Молдавии.

Следствие не конкретизирует способ передачи информации (уточняется лишь, что это был «закрытый канал связи»), но утверждает, что конечным получателем этих сведений были органы НАТО.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Cамодельные двухслойные маски задержали от 80 до 99% частиц аэрозолей

В первой версии обвинения речь шла о передаче молдавским спецслужбам информации по трем темам, говорила Цуркан в интервью РБК. Кроме передачи энергии на Украину, это поставки российского газа в Молдавию и поставки электроэнергии в Крым. В первом случае речь шла о размере долга «Молдовагаза» перед российской стороной (при этом, как указывала Цуркан, власти Молдавии не могли не быть в курсе его объема, поскольку компания принадлежит в том числе правительству страны), во втором — об инициированном украинской стороной повышении цены на поставку электроэнергии в Крым.

При этом договор с новыми условиями был подписан 2 июля 2015 года, а Цуркан, по версии следствия, в сентябре того же года сообщила о нем своим кураторам в СИБ как о готовящемся.

«Было бы странно, чтобы я отчитывалась, что планируется к подписанию то, что на самом деле уже подписано. Более того, за этот период произошло еще одно изменение условий договора. То есть условия уже дважды изменились, а я продолжаю якобы писать в Молдавию, что планируются изменения», — говорила она.

В итоге специалисты Минэнерго, у которых следствие ФСБ заказало экспертизу в рамках дела, признали информацию об электричестве для Крыма и газе для Молдавии несекретной, в окончательное обвинение они не попали, говорил РБК Павлов.

На чем строилось обвинение

Со слов Цуркан и ее защиты, следствие ФСБ доказывало сотрудничество Цуркан с молдавской разведкой тремя документами. Первый — это пятистраничная ксерокопия агента СИБ Молдавии с персональными данными, совпадающими с данными Цуркан. Анкета была заполнена от руки, датирована 2004 годом, а ее копия была якобы получена оперативниками ФСБ из «источника, не подлежащего раскрытию». Цуркан и ее защита утверждали, что бланк такой анкеты есть в свободном доступе в интернете, а часть персональных данных, которые там указаны, действительно стали данными Цуркан намного позже 2004 года. «Указанный адрес стал реально моим в 2010-м. Указанное место работы стало моим в 2006 году. Образование — еще позже, ближе к 2015-му. Фотография на анкете была сделана при оформлении моего паспорта в 2008 году», — рассказывала Цуркан.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Назван самый востребованный летний курорт в России

В анкете названы предполагаемые контактные лица, к которым Цуркан якобы имеет доступ. Среди перечисленных сама Цуркан называла бывшего министра обороны и национальной безопасности Молдовы, директора СИБ, посла в России и в дальнейшем советника главы РАО ЕЭС — Валерия Пасата; он назван человеком, который обеспечил ее карьерный рост в российской корпорации. Также в списке бывший президент Молдавии Игорь Додон, сын другого бывшего президента Олег Воронин, бывший министр экономики Валерий Лазэр, бывший президент Приднестровья Игорь Смирнов, руководитель спецслужб Приднестровья Владимир Антюфеев и бывший руководитель «Интер РАО» Евгений Дод. С частью из них Цуркан не знакома, утверждала она.

Кроме того, в одной из справок-меморандумов ФСБ утверждалось, что Цуркан входит в ближний круг одного из самых влиятельных бизнесменов Молдавии, преследуемого в России — Владимира Плахотнюка, говорила она РБК.

Анкета содержит ошибки в румынском языке, которые не мог бы допустить его носитель, утверждали обвиняемая, ее защита и приглашенный адвокатами в суд эксперт-переводчик. Так, Цуркан несколько раз названа в мужском роде. Вызывает сомнения и то, как в этом документе названо непризнанное государство Приднестровье, говорил РБК Павлов: там фигурирует написанная латиницей аббревиатура PMR (это сокращение от российского названия — Приднестровская Молдавская Республика), тогда как в румынском языке страна называется иначе — Republica Moldovenească Nistreană.

Второй документ, лежащий в основе обвинения — это якобы перехваченные российской разведкой рапорты из СИБ Молдавии в один из интеграционных центров НАТО. Их текст представляет собой дословный перевод на английский язык секретных писем в правительство России от министра энергетики Александра Новака и его заместителя Анатолия Яновского. Цуркан, по ее словам, не имела к ним доступа, поскольку эта переписка составляла гостайну.

Третий документ — это показания секретного свидетеля, как утверждается, сотрудника российских спецслужб, добывшего свидетельства шпионажа Цуркан. Во время допроса в суде (находясь в отдельном помещении и беседуя с участниками процесса с помощью технических средств, меняющих тембр голоса) он отказался раскрывать источник доказательств, говорил РБК Павлов.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  День в истории: 5 ноября

О чем заявляла защита Цуркан

Цуркан категорически отрицает вину. Она утверждает, что никогда не сотрудничала со спецслужбами других стран, не знакома с полковником Попеску (который реально существует и много выступает в молдавских СМИ в качестве эксперта) и, кроме того, не имела доступа к секретным документам. Признанная гостайной информация о поставках «в определенный период» электричества из России на Украину на самом деле широко обсуждалась «представителями российских органов власти в открытом режиме с участием широкого круга лиц, не имеющих допуска к государственной тайне, в том числе из числа иностранных граждан», — говорила она в суде.

«Дело Карины Цуркан уникально тем, что если в других подобных делах мы обычно не оспариваем лежащие в основе обвинения факты, а расходимся с нашими процессуальными оппонентами в их правовой оценке, то в этом деле мы оспариваем как достоверность основных обвинительных утверждений, так и оценку стороной обвинения фактических обстоятельств дела», — заявлял в суде Павлов. Улики, добытые из неизвестного источника, невозможно проверить в суде, а значит, по закону, они не могут лежать в основе обвинения, пояснял адвокат.

По его мнению, дело Цуркан может иметь последствия не только для нее самой, поскольку в нем, «как на закрытом полигоне», проверяются на прочность стандарты доказывания в уголовном процессе и порог допустимости доказательств.

Павлов допускал, что документы о связи Цуркан с молдавской разведкой «могли быть специально “подброшены” нашим разведчикам, например, чтобы отвести подозрения от настоящего агента, работающего в энергетическом секторе России».

Кроме того, личными данными Цуркан мог быть легендирован другой человек — такая практика существует, утверждал Павлов. Еще одна версия защиты — «рейдерский захват» должности Цуркан со стороны недоброжелателей из «Интер РАО».

На процессе в качестве свидетеля защиты допрашивался глава «Интер РАО» Борис Ковальчук. В числе прочего он сообщил, что у Цуркан был конфликт с президентом Приднестровья Евгением Шевчуком из-за цены на газ для принадлежащей «Интер РАО» Молдавской ГРЭС, и этот конфликт привел к остановке работы этой станции.

Маргарита Алехина