Майкла Калви приговорили к условному сроку

0
26

Майкл Калви и другие фигуранты дела Baring Vostok приговорены к условному сроку, объявила судья. Расследование и судебный процесс о сделках в банке «Восточный» продолжались два с половиной года.

Майкла Калви приговорили к условному сроку

Основатель фонда Baring Vostok Майкл Калви приговорен к условному сроку на 5 лет и 6 месяцев по уголовному делу о растрате в банке «Восточный», передает корреспондент РБК из зала суда. Уголовное дело о растрате против Калви и его коллег было возбуждено 13 февраля 2019 года.

В основу уголовного дела легла сделка по выдаче кредитов банком «Восточный» «Первому коллекторскому бюро» в 2015 году на 2,5 млрд руб. (обе организации тогда контролировались Baring Vostok). В 2017 году кредиты были погашены за счет передачи банку акций люксембургской компании IFTG, которая инвестировала в финтех-стартапы. Расхождения в оценке стоимости этих акций стали причиной возбуждения уголовного дела и позволили следствию говорить о хищении.

Помимо Калви к условным срокам приговорены другие фигуранты дела: партнер фонда Baring Vostok Филипп Дельпаль (4,5 года), топ-менеджеры фонда Ваган Абгарян (4,5 года) и Иван Зюзин (5 лет), экс-гендиректор Первого коллекторского бюро (ПКБ) Максим Владимиров (4 года), экс-директор по инвестициям «Восточного» Александр Цакунов (4 года), экс-глава «Восточного» Алексей Кордичев (3,5 года). Владимиров, Абгарян и Зюзин находились в СИЗО дольше других фигурантов — почти год. Вину они не признали.

При условном наказании им вменяется обязанность не менять постоянного места жительства без уведомления органа контроля и являться на регистрацию.

Судья зачитывала приговор два дня — в четверг и пятницу, 5 и 6 августа. Почти весь приговор был посвящен представлению позиции обвинения и представленным им документам и свидетелям. В конце судья сказала, что показания представителей фигурантов дела не являются существенными, и что суд не усмотрел нарушений во время предварительного следствия. С суждением защиты о том, что возбуждение уголовного дела незаконно, согласиться нельзя, подчеркнула она. Суждениям Калви, Дельпаля и Абгаряна о том, что в их действии нет преступления, суд не доверяет, зачитала судья.

«Вина фигурантов дела в совершении полностью подтверждена, каждый совершил растрату, — продолжила она читывать приговор. — Растрата совершена в пользу иностранной компании Balakus, являющейся подконтрольной Baring Vostok». Каждый из фигурантов дела обладал полномочиями, и для совершения преступления каждый использовал занимаемые должности. Деятельность ОПГ характеризовалась последовательными спланированными действиями, решил суд. Суд признал смягчающим обстоятельством для подсудимых возмещение имущественного ущерба банку «Восточный».

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Электронные патенты для трудовых мигрантов могут ввести на всей территории России

На чем строились обвинения

Уголовное дело против Калви и партнеров было возбуждено в феврале 2019 года после заявления в ФСБ теперь уже бывшего миноритария «Восточного» Шерзода Юсупова (входил в группу акционеров, находившуюся в состоянии конфликта с Baring Vostok). Он сообщил, что Калви обманом убедил совет директоров банка принять в обмен на погашение кредита на 2,5 млрд руб. акции IFTG, которые стоили в разы дешевле. Первоначально следствие завело дело о мошенничестве, но затем — в конце года — переквалифицировало статью на растрату. Кроме того, в качестве преступления стала рассматриваться не замена кредитов на акции в 2017 году, а сама выдача кредитов в 2015 году. Юсупов остался потерпевшим, хотя в 2015 году еще не был акционером банка.

В ходе прений в суде, которые растянулись на несколько дней, представители прокуратуры заявили, что вина всех фигурантов в хищении средств банка в особо крупном размере в составе организованной группы доказана.

Само преступление произошло в 2015 году, когда участники «организовали выдачу заведомо невозвратных кредитов» в пользу «Первого коллекторского бюро», а затем перечислили средства кипрской Balakus.

Существование организованной группы, по словам прокурора, подтверждалось тем, что ее участники «являются финансистами, имеют насыщенный опыт, богатый круг общения, обладают организаторскими способностями». Вместе с тем гособвинитель сказал, что ни один из свидетелей не дал показаний о преступной деятельности фигурантов в составе группы. Мотивом подсудимых прокурор назвал незаконное получение выгоды.

Обвинение на заседании 15 июля запросило для фигурантов дела условные сроки — 6 лет для самого Калви и 4−5 лет условно для его коллег. Смягчающим обстоятельством гособвинитель признал тот факт, что причиненный ущерб по делу был возмещен.

На тот момент, когда еще расследовалось дело о мошенничестве, следствие заказало оценку стоимости акций IFTG, которые были предоставлены в погашение кредита, выданного ПКБ. Результаты экспертизы показали, что бумаги IFTG стоят 254 млн руб. из-за ограничений на распределение прибыли в уставе, хотя сами активы (вложения в финтех-компании) компании стоят 4 млрд руб. Ограничения в уставе были сняты еще до возбуждения уголовного дела, настаивала защита в ходе всего процесса.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Эксперт: тест на COVID-19 может показать ложный отрицательный результат в 30−40% случаев

Как защищались подсудимые

Майкл Калви в последнем слове на судебном процессе заявил о своей невиновности и невиновности коллег. Он отметил, что решение суда может повлиять «на все российское бизнес-сообщество». «Я очень надеюсь, что ваше решение станет символом независимости и справедливости российского правосудия», — сказал Калви, обращаясь к судье. «Стороной обвинения не доказан прежде всего сам факт совершения мною и другими подсудимыми каких-либо противоправных действий, связанных как с заключением кредитных договоров, так и с заключением соглашения об отступном», — заметил основатель Baring Vostok.

Адвокаты обвиняемых в ходе процесса указывали, что выданный ПКБ кредит в размере 2,5 млрд руб., которое обвинение посчитало заведомо невозвратным, был предназначен для погашения долга связанной с банком офшорной компании Balakus перед «БКС Кипр», по которому были заложены евробонды «Восточного» на 6 млрд руб.

В 2015 году «БКС Кипр» потребовала досрочного погашения долга, а взыскание евробондов могло привести к сокращению капитала банка. Сам кредит брался на выкуп казначейских акций с баланса банка.

Сотрудники Baring Vostok никогда не участвовали в разработке плана по погашению долга перед «БКС Кипр», он был разработан менеджментом банка, заявил на процессе адвокат Калви Тимофей Гриднев. Он отметил, что защита обладает документами, которые подтверждают движение 2,5 млрд руб. из банка в «БКС Кипр». «Ни один рубль и ни один доллар не был обращен в пользу подсудимых», — отметил он.

Корыстная цель в получении незаконной имущественной выгоды не была достаточно объяснена обвинением, говорил в ходе прений и адвокат Дельпаля Дмитрий Харитонов. «Изъять средства банка, передать их ПКБ, перечислить Balakus. В общем все так и было на самом деле, только у прокуроров это хищение», — сказал Харитонов, напомнив слова обвинителя о том, что «денежные средства перекладывались из одного кармана в другой». «То есть если господин прокурор переложит сто рублей из одного своего кармана в другой, он сам совершит у себя хищение», — иронизировал юрист.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Минтранс попросили объяснить штрафы за среднюю скорость

Нашлись претензии у защиты и к самой экспертизе, которая оценивала акции IFTG и документы компании. Устав люксембургского фонда был написан на английском и французском языках, и эксперт, заказанный следствием, проводила его анализ на основе перевода. Переводчицу тоже допрашивали в суде. «Устав был переведен Быстровой. Что стало ясно сразу, Быстрова никогда не работала переводчиком и заявила, что перевод это ее хобби», — заявил Харитонов.

Кроме того, оказалось, что переводчица не владеет французским. Экспертизу, основанную на таком переводе, защита назвала недопустимым доказательством.

Впрочем, для дела о растрате эта оценка не так важна. «Хищению посвящены всего несколько томов. Обвинение в растрате не состоялось, достоверно доказано, что кредитные отношения между банком и ПКБ прекращены. Стоимость акций не имеет отношения к хищению денежных средств путем выдачи невозвратных кредитов», — указал Гриднев.

Говоря об обвинении в создании преступной группы, Харитонов обратил внимание на то, что прокурор сказал лишь, что «Филипп Дельпаль и иные лица долго работали вместе, они взаимосвязаны и акулы бизнеса», а «возглавляет этих акул Майкл Калви». «В общем, это все, что сообщил прокурор. Свидетелей существования этой группы просто нет», — сказал Харитонов, приведший слова прокурора о том, что отсутствие показаний свидетелей только подтверждает наличие преступной группы. «Это какой-то фильм “ДМБ”. Суслика не вижу, но он есть», — заключил адвокат.

Конфликт вокруг «Восточного»

Майкл Калви ранее связывал уголовное дело с корпоративным конфликтом в «Восточном», который Baring Vostok вел с другим акционером банка — Артемом Аветисяном и его компанией «Финвижн» (Юсупов — деловой партнер Аветисяна). В ходе арбитражных разбирательств в России, уже после возбуждения уголовного дела, контроль над «Восточным» перешел к Аветисяну и партнерам, а в октябре 2020 года стороны заключили мировое, отозвав иски к друг другу, как в России, так и за рубежом. Тогда же ПКБ перечислило «Восточному» 2,5 млрд руб. для погашения ущерба по уголовному делу. В апреле 2021 года Baring Vostok, «Финвижн» и другие акционеры продали «Восточный» Совкомбанку за 11 млрд руб., что более чем вдвое меньше капитала банка.