Аналитики заявили о завершении «здорового роста» кредитования в России

0
9

Темпы «здорового роста» розничного кредитования в России достигли максимума и в дальнейшем будут замедляться, следует из «Оценки отраслевых и страновых рисков банковского сектора Российской Федерации» международного рейтингового агентства S&P (есть в распоряжении «Ведомостей»).

Аналитики заявили о завершении «здорового роста» кредитования в России

«Мы считаем, что темпы здорового роста розничного кредитования достигли максимального уровня и, как следствие, кредитный цикл розничного кредитования в России завершился в середине 2020 г.» — говорится в тексте документа.

По данным аналитиков, в 2018 г. задолженность российских домохозяйств по кредитам выросла на 22% год к году, а в 2019 г. — на 18%. При этом за первые восемь месяцев текущего года рост составил 12% год к году.

Таким образом, в конце 2020 г. этот показатель будет на уровне 10−12%, считают в S&P.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Число заболевших коронавирусом в мире превысило два миллиона

Вместе с тем вырастет доля проблемных кредитов в розничном сегменте, предупредили аналитики.

Так, в этом и следующем году она может составить 6%, тогда как в начале 2020 г. была на уровне 4,3% — минимальном значении за последнее десятилетие.

В S&P отметили, что подобная динамика обусловлена неравномерным распределением показателей благосостояния и уровня задолженности между регионами страны.

«Мы отмечаем не только повышение концентрации домохозяйств с очень низким уровнем задолженности в некоторых регионах, но и рост числа заемщиков с низким уровнем доходов, особенно в сегменте необеспеченного потребительского кредитования, что обусловливает увеличение дисбалансов», — следует из оценки аналитиков.

Эксперты пояснили, что пока качество активов в розничных портфелях российских банков поддерживается за счет высокой доли ипотечных кредитов. В этом секторе доля проблемных долгов составляет порядка 1%. Однако в дальнейшем объем потерь кредитных организаций по таким ссудам будет ухудшаться, считают в агентстве.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Брутер: «Россия и Хафтар — это совершенно разные организации»